Литургия в «кафедральном соборе» на острове Тубабао.

Праздничная трапеза. Остров Тубабао.

С паствой в Филиппинах.

Проводы архиепископа Иоанна с острова Тубабао в США. 1949 г.

Литургия в «кафедральном соборе» на острове Тубабао

Епископ Иоанн Шанхайский в своем кабинете. Шанхай, начало 40-х годов.

Епископ Иоанн и протоиерей Петр Рождественский у Иверской часовни в Харбине.

День ангела епископа Иоанна. Шанхай, 1943.

Епископ Иоанн. Шанхай.

Епископ Иоанн. Шанхай.

Миша Максимович. 15 лет. Харьков.

Миша Максимович (около 20 лет), студент Харьковского университета.

Белград. 1934 г. Новохиротонисанный епископ Иоанн с группой духовенства и студентов Белгдадского богословского факультета.

Новохиротонисанный епископ Иоанн с братьями Бартошевичами, будущими епископом Леонтием и архиепископом Антонием. Белград, 1934.

Епископ Иоанн (стоит, крайний слево) с Блаженнейшим митрополитом Антонием (Храповицким) на Архиерейском Соборе Русской Зарубежной Церкви. Сремские Карловцы, 1934.


Императора Николая II кадетский корпус. Версаль. Конец 50-х годов.

В Лесненской обители в Фурке с игум. Елизаветой (Благовещенская обитель в Лондоне) и игум. Феодорой. Франция, 1954 г..

Архиепископ Брюссельский и Западно-Европейский.

С духовенством и православной французской паствой, Сан-Женевьев, Франция, 1964 г.

Архиепископ Западно-Американский и Сан-Францисский. 1964 г.

После литургии в храме преподобного Тихона Задонского. Сан-Франциско, 1963 г.

Архиепископ Иоанн в своем рабочем кабинете-келье при Свято-Тихоновском доме в Сан-Франциско.

У новостроящегося нового кафедрального собора Всех скорбящих Радость (на Гери бульваре). Сан-Франциско, 1964 г.

С епископом Мельбурнским Антонием (Медведевым). Сан-Франциско, 1956 г.

На улицах Сан-Франциско. 1951 г.

Архиепископ Иоанн в Монтерее (штат Калифорния).

Проповедь в новом соборе Всех скорбящих Радость. Сан-Франциско. 1965 г.

С епископом Мельбурнским Антонием (Медведевым). Сан-Франциско, 1956.

Архиепископ Брюссельский и Западно-Европейский. 50-е годы.

Архиепископ Иоанн проповедует в Знаменском Синодальном соборе в день настолования митрополита Филарета (Вознесенского). Нью-Йорк, 1964.

«К 10-летию воссоединения Русской Православной Церкви и Русской Православной Церкви Зарубежом. Владыка Иоанн — объединитель».

Интервью с отцом Петром Перекрёстовым.

Елизавета Черткова

Представительница русской эмиграции (г.Сан-Франциско)

Пётр архиепископ Чикагский и Средне-Американский

Феодосий епископ Сиэтлийский (РПЦЗ)

Лариса Красовская

Представительница Дальневосточной эмиграции (г.Сан-Франциско)

Мария Апраксина

Личный секретарь архиепископа Иоанна Шанхайского и Западно-Европейского                                                             (г.Брюссель)

Мария Иванова

Управляющая русской школой при Храме Александра Невского (г.Париж)

Лидия  и Пётр Ионины

Воспитанники приюта свт.Тихона Задонского (г.Сан-Франциско)

Мария Шереметьева

Представительница русской эмиграции (г.Сан-Франциско)

Наталья Сабельник

Представительница Дальневосточной эмиграции (г.Сан-Франциско)

Николай Лукьянов

Староста кафедрального собора иконы Божией Матери  «Всех скорбящих Радосте» в г. Сан-Франциско

Протоиерей Владимир Цуриков

Директор Музея русского искусства (г. Миннеаполис)

Протоиерей Виктор Потапов

Настоятель Храма  Иоанна Предтечи (г.Вашингтон)

Николай Масенков

Воспитанник приюта свт. Тихона Задонского в Шанхае (г.Сан-Франциско)

Дмитрий

Ктитор храма Иова Многострадального в Брюсселе

Профессор Ван Чжичен (г. Шанхай)

Протоиерей Сергий Котар

Клирик кафедрального собора иконы Божией Матери  «Всех скорбящих Радосте» в г. Сан-Франциско

Архиепископ Михаил Женевский

Владимир Шевелёв (1 час 34мин 15сек)
Представитель Дальневосточной эмиграции (г.Сан-Франциско)

Ирина Фёдорова (8м56с)
Представительница русской эмиграции (г.Санкт-Петербург)

Владимир Ренн (9мин 10сек)
Сын офицера Русской армии (г.Париж)

Архимандрит  Фома (7мин 31сек)
Настоятель монастыря в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте в Первейзе (Бельгия)

Бернард Ле Каро (2мин 07сек)
Член епархиального совета Западно-Европейской епархии РПЦЗ, редактор франкоязычного сайта Orthodoxie.com

Протоиерей Андрей Ткачёв (1 час 11 минут)
Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Вениамин Воробьёв (12 минут 11 секунд)
Представитель Дальневосточной эмиграции (г.Лос-Анджелес)

Дмитрий Родионов  (1ч 32мин 17сек)
Главный редактор Издательского Дома  «Русскiй паломнiкъ», Москва

Наталья Салтыкова и Борис  Семенюк (13 минут 45 секунд)
Представители Дальневосточной эмиграции (г.Лос-Анджелес)

Виктория Шаронова (1 час 10 мин 46 сек)
Кандидат исторических наук, Москва

Олег Реут (17мин 57сек)
Представитель Дальневосточной эмиграции (г.Сан-Франциско)

Павел Шебалин ( 29мин 18 сек)
Представитель Дальневосточной эмиграции (г.Сан-Франциско)

Протоиерей Александр Лебедев  (44 мин 26сек)
Настоятель Спасо-Преображенского собора в Лос-Анджелесе (США)

Протоиерей Серафим Ган, настоятель Храма Серафима Саровского (г.Си-Клифф)

Протоиерей Георгий Ларин, настоятель Храма Покрова Пресвятой Богородицы (г. Найяк шт. Нью-Йорк)

Протоиерей Виктор Потапов, настоятель Храма  Иоанна Предтечи (г.Вашингтон)

Протоиерей Андрей Папков, ключарь кафедрального Собора Покрова Пресвятой Богородицы (г. Чикаго)

Протопресвитер Валерий Лукьянов, почетный настоятель кафедрального Собора Александра Невского (г. Лейквуд, шт.Нью-Джерси)

«К 10-летию воссоединения Русской Православной Церкви и Русской Православной Церкви Зарубежом. Владыка Иоанн — объединитель». Документы: письма владыки Иоанна.

(далее…)

10 146(992) Открытки Рим
10 146 (992) Открытки2
Виды стран Азии 382-433
10 659(1458) Открытки виды иностранных городов
10 659(1458) Открытки прочие
10 659(1458) Открытки Баку, Пенза
10 659(1458) Открытки Новгород, Порт-Артур, Крым и др
10 659(1458) Открытки Туркестан
10 659(1458) Открытки Лев Толстой
10 659(1458) Открытки Москва
10 659(1458) Открытки Репродукции картин, скульптур
10 659(1458) Почтовые открытки Франция
10 659(1458) Открытки Средняя Азия
10 146(1011) Открытки
10 351(81) Альбом 7
10 351(81) Альбом 6
10 623(94) русские в Югославии
Рисунки военных
ИЗО Сергей Соловьев
ИЗО Югославия эмиграция
10 146(1292) Документы капитана Шварца
10 146(592) 1-42 армянские рисунки
Ган Константинополь
Шаляпин
Санкт-Петербург
Казаки
Разное
10 623(35) Альбом карикатуры
Кадеты в Югославии
Русско-Сербская гимназия в Белграде
Эмиграция в США фото Н.Телятникова
Русские в США
Медали настольные добавление
Григорович
Кадетские корпуса 10446(1.022)
10 351(159)
10 146(1086) приложение
10 146(1026) Старинные гравюры
10 659 1484 Авиация
10 676 ИД Романовых
10 351(148)
10 623(155) Германия и РОВС
10 623(157) Русские во Франции
Королева Греции Ольга и ее семья
10 146(891) Рисунки Русская Армия в Сербии 1920г
Кадетский морской корпус для интернета
Казаки
10 623(35) Галлиполи фото
Кадетский морской корпус
10146(1.009) Сокольский альбом
Владимирский Киевский 10146(1.007)
В собрании Российского Фонда Культуры особое место занимает музейно-архивная коллекция американо-русского историко-просветительского и благотворительного общества «Родина» (Лейквуд, Нью-Джерси, США). Ее обширный и ценный военно-морской отдел образовался на основе дара Общества бывших русских морских офицеров в Америке, впоследствии Общества офицеров Российского Императорского флота в Америке. В 1979 г. это общество по решению Совета старшин передало свой архив в «Родину» с завещанием «хранить до возвращения в национальную Россию».

В начале 1990-х гг. состоялись первые контакты эмигрантов из «Родины» с представителями Центрального музея вооруженных сил. Эту долгую и кропотливую работу возглавил начальник Музея полковник А.К. Никонов. После успешно проведенной в 1993 г. в Москве совместной выставки «Россия в двух войнах» ее экспонаты были оставлены в России и стали частью постоянной экспозиции ЦМВС. Успех выставки укрепил доверие Совета старшин «Родины», и это позволило после долгих переговоров привезти в Россию в 1996 г. новые музейные поступления, в том числе военно-морские документы, фотографии и издания. Но в Лейквуде  оставалась значительная часть архивов, музейных вещей и изданий, требовавшая атрибуции и описания перед возвращением в Россию.

Эту работу взял на себя Российский Фонд Культуры. Авторами проекта возвращения собрания «Родины» стали директор Дирекции президентских программ РФК Е.Н. Чавчавадзе и вице-президент РФК А.Ф. Котелевский. Прибыв в США, Е.Н. Чавчавадзе и сотрудники ЦМВС описали, упаковали и отослали в Россию эти бесценные экспонаты. Возникавшие организационные и финансовые проблемы были преодолены  с помощью Правительства РФ, министерств обороны и культуры; неоценимую поддержку этой масштабной культурной акции постоянно оказывал
Президент РФК Н.С. Михалков. После прибытия контейнера с экспонатами «Родины» в Москву начались их разбор, атрибуция и научное описание экспертами РФК С.В. Волковым, В.В. Лобыцыным, А.В. Окороковым, В.И. Сахаровым.

Составлены подробные систематические описи всех разделов коллекции «Родина», среди которых значительное место занимают рукописи, изобразительные материалы, издания и музейные предметы, связанные с историей Российского военно-морского флота. Одновременно началась научная публикация отдельных материалов коллекции.

     Русско-американское культурно-просветительское и благотворительное общество «Родина» было создано русскими эмигрантами в Лейквуде (штат Нью-Джерси, США) в 1954 году. Первым председателем «Родины» стал Николай Андреевич Ковура, а управлялось Общество Советом Старейшин.
      «Родина» оказывала благотворительную помощь эмигрантам, много заботилась о воспитании их детей в национальном духе, а со временем Общество стало одним из крупнейших хранилищ исторических российских реликвий, сохраненных и собранных нашими соотечественниками за рубежом.
     Инициатором создания военно-исторического музея при обществе «Родина» стал художник Всеволод Павлович Стеллецкий. О начале этой деятельности мы узнаем со слов одного из посетителей середины 1960-х годов:
     «В 1957 году в здании общества «Родина» в городе Лейквуде состоялось собрание институток и кадет. На этом собрании выступил В.Стеллецкий с предложением организовать при обществе «Родина» музей. Собрание приняло предложение В. Стеллецкого и просило И.Новицкого получить разрешение от правления общества о создании музея, а у заведующего кружком молодежи получить угол в их комнате для музея…
      В силу сложившихся домашних обстоятельств Н.Новицкий не имел возможности выполнить возложенную на него миссию. Тогда В.Стеллецкий решает действовать самостоятельно. Зная, что если этот вопрос вывести на обсуждение правления, то как у нас полагается он будет похоронен, потому В.С. Стеллецкий решает действовать иначе: ведет переговоры с каждым членом правления в отдельности. Все смотрят на эту идею, как на пустую затею к охотно соглашаются. Затем получает разрешение на занятие угла в комнате молодежи. В первую очередь привозит буфетный шкаф и на него кладет погоны Крымского корпуса и Владикавказского, 100 рублей ассигнациями 10 копеек серебром, портреты ген. Корнилова и Деникина.
     И тут начинается самая тяжелая работа: убедить публику, что из этой затеи что-то хорошее выйдет.
     Первыми откликнулись полковники Стоякин и Алл-, они принесли ордена, нагрудные знаки и бумажные деньги. От господина Соловьева музей получил стеклянный шкаф для книг, письменный стол и стулья. Появилась уже какая-то обстановка.
      В.С. начал усиленно уговаривать публику, пришедшую на концерт, спуститься в нижнее помещение а посетить начинающийся музей. Много ему пришлось вынести неприятностей, но это его не останавливало. Средств на это благое дело никто не отпускал и В.С. «расходовал свои собственные тяжело заработанные средства.

    Тут на помощь ему пришли Институтки и Кадеты, которые ежегодно устраивают в Лейквуде совместный бал. От трех вечеров были сделаны отчисления в пользу музея — это была значительная помощь.
      К 1960 году музей уже занял половину помещения молодежи. К этому времени и правление общества «Родина» официально признало музей и начало отпускать 100 долларов на его нужды.
Дальше музей начал быстро расти и занял все помещения молодежи.
      В 1963 году пришлось увеличить помещение, чтобы принять музей морского общества, а в 1965 году началась постройка специального здания для музея на деньги, данные Морским Обществом, князем Белосельским и Б. Сергеевским. В музей влились: музей Николаевского кавалерийского училища, Лейб Гвардии Семеновского, Измайловского и Павловского полков, Коллекция Б.Николаева и много других крупных пожертвований.
      Есть очень ценные экспонаты, как например Штандарт 10-го гусарского Ингерманландского полка времен императора Петра Великого, кусочек знамени Л.Гвар.Павловского пожа. Документы времен Императрицы Екатерины П с ее подписью. Альбом с письмами Императрицы Александры Федоровны и Великих Княжон Ольги Николаевны и Татьяны Николаевны.
    
     Еще в 1950-х гг. «Родина» получила архив и мемории, собранные обществом офицеров Российского Императорского флота в Америке; в дальнейшем в Лейквуд перевезли богатый архив Общества бывших воспитанников Николаевского кавалерийского училища, материалы архивов Союза Измайловцев и еще некоторых полковых объединений. Жертвовали в музей «Родины» мемориальные веши из своих собраний и частные лица. Среди них было немало видных деятелей эмиграции. Назовем лишь некоторые имена: полковник лейб-гвардии Конного полка князь С.С. Белосельский-Белозерский, военный летчик капитан Б.В. Сергиевский, генерал Сукачев, казачий полковник Ф.И. Елисеев, Б.Г. Греков, Н.Е. Новицкий, М.В. Хитрово, М.А. Лермонтов, Л.Н. Кэй.
В числе пожертвований музею «Родины» оказались прижизненные парадные портреты российских Императоров XIX века; личные вещи, письма, указы, фотографии Государей и членов Императорского Дома; подлинные фотодокументы места мученической кончины Царской семьи в Екатеринбурге; редкие гравюры ХУП1-Х1Х вв.; памятные медали, начиная с петровских времен; произведения художников Айвазовского, Нестерова, Грабаря, Судейкина, Добужинского и др.; письма Л. Бакста и М. Добужинского (были завещаны «Родине» вдовой секретаря «Мира искусства» Е. Гришковской), автографы Нестерова, Бенуа, Шаляпина, Станиславского; портреты военноначальников и их автографы (в том числе ген. П.Н. Врангеля, адмирала А.В. Колчака, ген. П.Н. Краснова); униформа русской гвардии, армии, флота, военных училищ, награды, знамена, оружие, памятные медали… Среди военных меморий из коллекции «Родина» достойны упоминания штандарт Верховного главнокомандующего ген. М.В. Алексеева и его личные вещи эпохи Первой Мировой войны, погоны ген.
Л.Т. Корнилова, френч ген. А.И. Деникина, портрет маслом ген. П.Н. Врангеля, знамена Марковского полка и других Белых частей, знаки в память пребывания русской армии в Галлиполи и на Лемносе…
  Благодаря музею общества «Родина» эти исторические ценности не были потеряны, сохранились до наших дней, а теперь они находятся в музеях и архивохранилищах нашей страны.
  Многие из тех, кто жертвовал и завещал обществу «Родина» ценные экспонаты, книги и архивы, выражали желание, чтобы их вещи вернулись в Россию, когда она освободится от советской диктатуры.
  В 1990-х годах это время настало, и Совет Старшин общества «Родина» во главе с О.М. Круминсом выполнил волю дарителей.
  Возвращение «Родины» на Родину началось в 1993 году. Тогда в Москве на выставке «Россия в двух войнах» в Центральном Музее Вооруженных сил были представлены первые экспонаты «Родины» — военные реликвии. У истоков этого замечательного проекта стояли сотрудники Центрального музея Вооруженных сил России во главе с директором, полковником А.К. Никоновым. После завершения работы выставки экспонаты «Родины» остались в Москве, в экспозиции музея — такое решение принял Совет Старшин в Лейквуде.
  В 1994 году полковник Никонов и его сотрудники сами побывали в Лейквуде и перевезли в Москву часть музейной коллекции — редкие образцы военной униформы, знамена, награды, фотографии; в 1996 году была перевезена новая партия экспонатов.
  Тогда же в Лейквуде побывал заместитель директора Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ) Е.Л. Луначарский. О.М. Круминс передал ему ценные документы — письма и фотографии Императора Николая II и его семьи. Эти материалы «Родины» влились в обширнейший личный фонд последнего Российского Императора в ГА РФ.
   Таким образом, в государственных хранилищах Москвы появились некоторые материалы «Родины». Все они — из экспозиции Лейквудского музея, который в середине 1990-х годов практически не посещался и был «законсервирован». Кроме экспозиционных материалов в Лейквуде оставались обширные музейные фонды, библиотека и архив. К сожалению, полуподвальное помещение музея «Родины» не отвечало условиям их хранения — не было технических средств для поддержания температурно-влажностного режима, а естественные климатические условия в Нью-Джерси просто губительны для музейных предметов и старых документов. Кто знает, сколько бумаг и картин пострадали бы от сырости и грибка, если бы пролежали в таких условиях еще четверть века… Но этого не произошло: в августе 1998 года трудами Российского Фонда Культуры коллекция «Родины» была отправлена в Москву.
  Дирекция президентских программ РФК во главе с кн. Еленой Николаевной Чавчавадзе сумела решить грандиозную, и, казалось, бы, непосильную задачу — перевезти целиком оставшиеся материалы «Родины» из США в Россию. Выполнение этой задачи потребовало не только значительных затрат (как на этапе перевозки, так и в дальнейшем, при реставрации предметов), нестандартных решений, организационных усилий Фонда Культуры, но и немалых жертв со стороны непосредственных исполнителей — вице-президента РФК Е.Н. Чавчавадзе и сотрудников Центрального музея Вооруженных сил М. Яковенко и Е. Гмыри. В течение месяца им пришлось работать в Лейквуде в немыслимых условиях: при 40-градусной жаре и высокой влажности в непроветриваемом помещении без кондиционера они разбирали, описывали, готовили к перевозке и укладывали в ящики громоздкие и миниатюрные предметы, старые книги и журналы, альбомы, фотографии, россыпи бумаг… Прежде в Россию передавались материалы из экспозиции музея «Родины», где были собраны самые «выигрышные» коллекционные материалы и ценные вещи. Но немало забытых ценностей оказалось в музейных фондах и в архиве «Родины», куда не заглядывал никто из российских специалистов в 1994-1996 гг. Именно там, в архивных залежах, Е.Н. Чавчавадзе обнаружила указ с подписью Императора Александра III, письма и фотографии Царской Семьи, письма художника Нестерова… Все это было, вероятно, когда-то отложено хранителями музея, но потом забыто, и оставалось незамеченным среди других бумаг в крохотной комнате без окон…
     Е.Н. Чавчавадзе и ее коллеги из музея Вооруженных сил сделали невозможное — последовательно разобрали и упаковали все: от огромных парадных царских портретов четырехметровой высоты, кресел из Зимнего дворца и чугунной пушки Петра I, до папиросы Императора Николая II, эмигрантских газет и архивных россыпей. Получился огромный контейнер, включающий 158 ящиков общим весом в несколько тонн… Его отправили морем из США в Петербург, и за время его пути руководство Российского Фонда Культуры во главе с Н.С. Михалковым решало вопросы таможенного оформления столь ценного, а вернее — бесценного груза. Фонд культуры встретил полное понимание со стороны Правительства РФ и Администрации Президента, и ввоз был оформлен в кратчайшие сроки.
      Финансирование велось Российским Фондом Культуры в рамках Федеральной целевой программы «Развитие и сохранение культуры и искусства Российской Федерации (1997-1999)» при поддержке группы Ренессанс-Страхование, застраховавшей груз на значительную сумму.
     Возвращение на родину этой уникальной коллекции, собиравшейся нашими соотечественниками на протяжении многих лет, является поистине знаменательной акцией Фонда Культуры. Такого поступления культурные центры нашей страны не знали давно. А если учесть, что речь идет о бескорыстной передаче целой музейной коллекции из США, то аналогов этому дару просто не существует.
     По решению Совета Старшин общества «Родина» военные экспонаты поступили на постоянное хранение в Центральный музей Вооруженных сил России, а остальные материалы, включая картинную галерею и архив, перешли в дар Российскому Фонду Культуры. Со своей стороны, Фонд передал часть материалов «по принадлежности»: в Центральный военноморской музей в Петербурге и Российский Государственный архив военно-морского флота — материалы по истории флота; в Российскую государственную библиотеку — редкие издания Русского Зарубежья. Всего Фондом было передано в государственные хранилища более 5 тысяч единиц хранения.
     С самого начала, когда огромный контейнер весом в несколько тонн был доставлен из-за океана, трудно было по достоинству оценить значение возвращенных на Родину культурных ценностей, хотя поражал сам масштаб коллекции. Теперь, после научной обработки, можно говорить об уникальности и исключительной ценности буквально каждого предмета.
      К научному описанию музейной коллекции и архива общества «Родина» Российский Фонд Культуры привлек ведущих специалистов-историков, искусствоведов
Выпущен ряд альбомов, где опубликованы документы из «Родины». В 2001-2002 гг. в Академии художеств в Москве прошла большая выставка к 15-летию Российского Фонда Культуры, на которой были широко представлены материалы «Родины». Научное изучение и введение коллекции в научный оборот продолжается и в настоящее время.
      В рамках этой статьи мы можем кратко рассказать лишь о некоторых реликвиях из этого собрания.

I. Неизвестные письма Императрицы Александры Федоровны и Великих
Княжон Татьяны и Ольги (альбом генерал-майора А.В. Сыробоярского)

    
      Как мы уже говорили, письма и фотографии Императорской Семьи из музея «Родины» в 1996 году были переданы в Государственный архив Российской Федерации. Однако, как оказалось, это далеко не всё. В архиве общества «Родина» Елена Николаевна Чавчавадзе обнаружила неприметный альбом, который стал настоящим открытием: он содержит подлинные письма и телеграммы членов Царской Семьи и уникальные фотографии Царскосельского госпиталя Императрицы Александры Федоровны. Альбом принадлежал генерал-майору А.В. Сыробояркому, участнику Первой Мировой войны, который в 1916 году после тяжелого ранения был отправлен в Царскосельский госпиталь, где за ним ухаживали Августейшие сестры милосердия — Императрица Александра Федоровна и ее старшие дочери Ольга и Татьяна. Историки предполагают, что к одной из Великих Княжон тогда еще полковник Сыробоярский испытывал глубокое чувство, пронесенное им через всю жизнь. В дальнейшем он переписывался с Царственными мученицами, находившимися в заключении, служил у адмирала А.В. Колчака. Закончил жизнь в эмиграции в США, похоронен в Лейквуде. Надпись на его могиле -«Грех наш прости…» — напоминает о страшном грехе цареубийства… Расстрел Царской Семьи в Екатеринбурге генерал Сыробоярский переживал как величайшую трагедию своей страны и как свою личную трагедию.
     Изучением альбома А.В. Сыробоярского, поступившего в Российский Фонд Культуры в 1998 году, занималась историк О.И. Барковец. Вот что она пишет об альбоме и его владельце:
  Генерал-майор Александр Васильевич Сыробоярский (1888-1946), как и тысячи русских офицеров, вынуждено покинувших Россию во время Гражданской войны, вывез с собой самое ценное — письма и фотографии, связанные с Царской Семьей. Уже в США, куда он приехал в 1923 году, на основе своего спасенного домашнего архива он составил и издал «Скорбную Памятку» в память расстрелянной Императорской Семьи. Редкие фотографии, письма Императрицы, Великих Княжон, фотографии царскосельского госпиталя вошли в эту небольшую книжку…
     Многие документы из архива А.В.Сыробоярского, которые хранились в обществе «Родина», были использованы монахом Свято-Преображенского греческого монастыря в Бруклине отцом Николаем (Роджер Клинкингбирд) в подготовке второго издания сборника «Письма из заточения».
  В составе возвращенного в Россию архива и музея общества «Родина» находится и альбом А.В. Сыробоярского. В него бережно вклеены конверты и телеграммы, подписанные Императрицею и Великими Княжнами, письма и открытки, адресованные ему и его матери Марии Мартиниановне царственными узниками из заточения. В альбоме — 154 (!) фотографии царскосельского госпиталя, Феодоровского собора, друзей по больничной койке, медсестер и, конечно, членов Царской Семьи, наравне со всеми разделявших тяжелую работу по уходу за ранеными. Многие фотографии малоизвестны и не опубликованы. Несомненно, что альбом А.В.Сыробоярского является одной из документальных жемчужин замечательного собрания общества «Родина».
  Пример обретения этого альбома показывает, что идея Российского Фонда Культуры вернуть из Лейквуда музей и архив «Родины» в полном объеме оказалось единственно верной. Выборочный подход мог бы привести к значительным потерям… Исследователи, описывающие собрание «Родины» в РФК, отмечают, что «в первую очередь, ценность представленных материалов связана с полнотой коллекции». С этим же связано множество открытий, сделанных на материалах «Родины». Невозможно определить заранее значение и ценность каждого исторического документа. Полнота архива, библиотеки музейного фонда — вот к чему нужно стремиться собирателям, а дальше, в результате внимательного изучения всех материалов, все становится на свои места…

II. Неизвестные фотодокументы, связанные с убийством Царской Семьи
(из собрания П.П. Булыгина)

Альбом фотографий, относящихся к расследованию убийства семьи последнего  Императора  в  Екатеринбурге  и  убийства  членов Дома Романовых в Алапаевске, атрибутировала в РФК Л.А. Лыкова, главный специалист Российского государственного архива социально-политической истории. Она высказала предположения, что фотографии альбома восходят к собранию Павла Петровича Булыгина. Гвардии капитан Булыгин в 1918 г. в Крыму был начальником охраны Вдовствующей Императрицы Марии Федоровны. В 1919 г. по ее поручению он поехал к адмиралу А.В. Колчаку. В Омске Булыгин стал помощником следователя по особо важным делам ^ Н.А. Соколова в расследовании убийства Царской Семьи, затем помогал вывезти следственные материалы в Европу; в эмиграции публиковал статьи и книгу «Убийство Романовых» (1935). Как это ни странно, сведений о П.П. • Булыгине не было ни в одном труде по истории гибели Царской Семьи, и впервые краткий очерк о нем опубликован Л.А. Лыковой в «Ежегоднике» РФК в связи с интересующим нас альбомом. Внучатая племянница П.П. Булыгина — Т.С. Максимова, которая поделилась известными ей сведениями о его жизни, обнаружила в архиве «Родины» в РФК фотографии П.П. Булыгина — «настолько личные, что они могли храниться только в семейном архиве». Судьба архива П.П. Булыгина, скончавшегося в 1937 г., неизвестна, однако известно, что его вдова и приемная дочь переселились в США. Таким образом удалось приблизиться к разгадке принадлежности альбома. А вот как Л.А. Лыкова описывает его содержание:
  «Многие фотографии (то, что они из архива следователя Соколова, не вызывает сомнений), — известны по многочисленным публикациям 1990-х годов. Но есть совершенно уникальные, о которых в подлинных документах следствия только упоминалось.
  Вот передо мной фотография печально знаменитого дома Ипатьева («Дома особого назначения» в документах Уральской областной ЧК).
   Фотовид дома многократно тиражировался, но эта фотография уникальна: мы воочию убедились — дом стоял на горке на пересечении Вознесенского проспекта и Вознесенского переулка. Печально, что от дома не осталось даже пыли и срыта горка…
 Среди фотографий комнат, в которых проживали царственные узники и их слуги, обнаруживаем фотоснимок комнаты коменданта Я.М. Юровского, которая была скупо описана в протоколах осмотра дома Ипатьева следователями А.Намёткиным, И. Сергеевым и Н. Соколовым. Фотография дает представление о бытовой стороне жизни уральского чекиста; видны неряшливый стол, неубранная железная кровать, покосившаяся картина. Это фотографическая    характеристика принципа «революционного» аскетизма.
  В альбоме восемь фотографий полуподвальной комнаты, в которой произошло убийство Царской Семьи. Две из них, малоизвестные, привлекают особое внимание. На них изображена стена, «стенка», у которой были расстреляны мученики и с которой следователем Сергеевым для экспертизы были сняты куски обоев с пулевыми отверстиями и следами замытой крови. На стене видны другие следы от пуль — на уровне груди стоявших и присевших от ужаса Великих Княжон. На двери и косяке отчетливо видны следы штыковых ударов, которыми добивали служанку Анну Степановну Демидову.
  Среди фотоснимков — две могилы с крестами. Легко читаются надписи на крестах: «Гр. Анастасия Гендрикова» и «Екатерина Шнейдер». В материалах следствия по делу об убийстве Императорской Семьи есть протокол, составленный 16 мая 1919 года в Перми и подписанный генерал-майором М.К. Дитерихсом. Военные власти Белой Армии знали об аресте в Екатеринбурге преданных Царской Семье графини Гендриковой и гофлектрисы Шнейдер, вывезенных в Пермь, где они 8 сентября 1918 года были убиты в числе десяти заложников «красного террора». Поисками их останков по повелению генерала Дитерихса занялась специальная команда. В документе было сказано, что тела Гендриковой и Шнейдер были найдены 7 мая 1919 года в канаве вдоль Сибирского тракта. Останки несчастных женщин по распоряжению генерала М.К. Дитерихса были по христианскому обряду захоронены на новом кладбище Перми… Дитерихс распорядился сделать фотографии гробов и могилы, но видеть их до сих пор не привелось. Неизвестная ранее фотография крестов на могиле А.Гендриковой и Е.Шнейдер впервые воспроизведена в первой части «Ежегодника» РФК за 1999 год (с.28). Листая альбом, внимательно всматриваемся в следующие фотографии — это снимки предметов, обнаруженных в кострищах на руднике Далее группа фотоснимков дороги из Екатеринбурга всем её протяжении до деревни Коптяки…
     На следующих страницах альбома — страшные фотографии извлеченных останков Великой Княгини Елизаветы Федоровны, Великого Князя Сергея Михайловича, Великих Князей Константиновичей: Иоанна, Игоря, Константина, Князя Владимира Палея; их слуг — Ф. Ремеза, В. Яковлевой. Снимки мало знакомы по публикациям о событиях, случившихся в ночь на 18 июля 1918 года в городе Алапаевске…
     Останки убитых, извлеченные из шахт в ходе следствия, были сфотографированы: на фотографии виден склеп, где были замурованы их гробы, здание Напольной школы, где проживали Великие Князья…
     Обретенные документы из музея общества «Родина» станут предметом дальнейшего исследования ученых…
     В архиве РФК исследователи получили уникальную возможность работать с подлинными фотодокументами из коллекции общества «Родина», возвращенной в Россию».1

III. История одного портрета
 
   В составе коллекции «Родины» в РФК хранится большой парадный портрет маслом Николая II в форме полковника лейб-гвардии Гусарского полка — одного из любимых полков последнего Императора. Портрет поступил в РФК как работа неизвестного художника. Атрибуцией портрета занимались главный хранитель РФК О.К.Землякова и заведующий экспозиционным отделом Государственного исторического музея В.М.Безотосный. При раскантовке внизу портрета была обнаружена подпись автора — «Н. Шильдер». Художник, носивший это имя, хорошо известен искусствоведам. Это академик живописи Николай Густович Шильдер (1828-1898), один из первых художников, чьи произведения были приобретены П.М. Третьяковым и послужили основой Третьяковской галереи. Портрет был написан незадолго до смерти художника, его можно теперь твердо датировать концом XIX века (до 1898 года).
     Сегодня у нас появилась возможность дополнить эти сведения и проследить судьбу портрета Императора Николая II за целое столетие.
     Этот портрет, как и другой переданный портрет из коллекции «Родины» (Николай I, предположительно школы Дж. Доу) автор этих строк узнала в описании С.Л.Войцеховского, известного деятеля довоенной русской эмиграции в Польше. В книге «Эпизоды» С.Л.Войцеховский описывает «большой, во весь рост, портрет Императора Николая Павловича в резной, позолоченной раме. Он был изображен на поле битвы, в лосинах и ботфортах, с голубой Андреевской лентой через плечо и треуголкой в левой руке. В столовой, портрет его несчастного правнука в красном доломане и белом ментике гвардейских гусар»1.
     По словам С.Л.Войцеховского, императорские портреты еще до Второй Мировой войны поступили из Варшавского окружного суда, «в них, конечно, не нуждавшегося», в Российский Общественный комитет в Варшаве, который возглавил С.Л.Войцеховский2. Очевидно, что портреты сохранились в здании суда с дореволюционных времен. Последним местом пребывания Российского Общественного комитета в Варшаве был особняк графа Тышкевича на Аллее Роз, где и помещались описанные к книге портреты. В июле 1944г. комитет был эвакуирован из Варшавы в Равенсбург, на юге Германии, в распоряжение С.Л.Войцеховского был предоставлен целый товарный вагон для имущества комитета. В своей книге он описывает подготовку к перевозке императорских портретов, вынутых их рам, и других реликвий комитета. Из последующего явствует, что все они благополучно прибыли в Равенсбург. После войны С.Л.Войцеховский переехал из Германии в Америку. Таким образом парадные портреты Императоров оказались в музее общества «Родина» в Лейквуде. Оттуда в 1998 году они проделали обратные путь через океан и находятся теперь в составе коллекции «Родины» в Российском Фонде Культуры.
     Книга С.Л.Войцеховского дает объяснение, каким образом оказалась «спрятанной» подпись автора на портрете Николая И. Дело в том, что при эвакуации из Варшавы в 1944 г. императорские портреты были вынуты из «родных» рам, рамы не вывезли, и в дальнейшем, вероятно, уже в США портрет Николая II был помещен в раму меньшего размера, при этом холст завернули снизу в той части, где как раз находится подпись художника Н.Г.Шильдера. Российский Фонд Культуры провел реставрацию портрета, подобрал для него раму по размеру, и теперь этот портрет хранится в первозданном виде.
   Другие реликвии Варшавского Российского комитета — «дворцовый» портрет Императрицы Марии Александровны (супруги Александра II) из Польского Красного Креста и портупею Николая I с перчатками его супруги Александры Федоровны из коллекции генерала А.А.Куцынского -С.Л.Войцеховский передал на хранение в Кубанский войсковой музей в штате Нью-Джерси.

IV. История одного лица

   После того, как в 1998 г. коллекция из Лейквуда была доставлена в Москву, Российский Фонд Культуры устроил выставку — представление некоторых экспонатов «Родины», а именно — живописных произведений. Среди гостей выставки была наша соотечественница из США, дочь ныне покойного протопресвитера О.Александра Киселева Милица Александровна Холодная.
      Она узнала один из портретов на выставке, изображающий даму в народном русском костюме. Оказалось, что это портрет известной собирательницы и исполнительницы народных песен Варвары Михайловны Королевой, начавшей свою артистическую карьеру в дореволюционном Тифлисе. В марте 1918 года, чуть ли не с последним экспрессом она вырвалась из большевистской Москвы в Харбин, но в 1922 году в силу семейных обстоятельств вернулась в Россию и поселилась в Ленинграде, откуда выезжала на гастроли по всей стране. Во время Второй Мировой войны оказалась в зоне германской оккупации, в 1945 году попала в руки репатриационной комиссии…
   В эти трагические дни в полной мере проявилась способность Варвары Михайловны к высоким гражданским поступкам. В.М.Королева в буквальном смысле спасла многих соотечественников, которым грозила депортация из Германии в Советский Союз, т.е. расстрел или сталинские застенки. Есть еще живые свидетели того, как Варвара Михайловна оказала сопротивление репатриационной комиссии в немецком городке Фюссен возле Мюнхена. Она первая выхватила оружие из рук солдата и подняла весь лагерь, в результате чего репатриационная комиссия была изгнана, а все бывшие в лагере избежали неминуемой смерти, ожидавшей их в Советском Союзе, и смогли выехать в США…
   Милица Александровна Холодная любезно поделилась с нами своими воспоминаниями о В.М.Королевой. Певица не только изучала фольклор, записывая народные песни, но, находясь вдали от родины, «оживляла» русское искусство, всегда выступая в национальных костюмах. Кстати, в одном из них — старинном сарафане из парчи — она и изображена на портрете (тот же костюм «музейного значения» мы видим на фотографии В.М.Королевой в «Русском журнале» за 1956 год). Замечательный педагог, В.М.Королева воспитала не одно поколение детей эмигрантов в духе любви к родной культуре. Милица Александровна Холодная с благодарностью вспоминает, как В.М.Королева учила и ее саму, и ее детей народным песням, так что при посещении США детьми из Советского Союза оказалось, что русские дети в Америке знают гораздо больше народных песен, чем их сверстники — школьники из СССР. В архиве общества «Родина» имеются собственноручные записи В.М.Королевой русских песен, частушек, сказок с пометкой: «Для школы» и план ее работы с детьми, включающий лекции о русском народном творчестве, исполнение песен с танцами и хороводами и даже занятия дикцией. М.А.Холодная говорит, что если бы не такие подвижники, как В.М.Королёва, ее поколение русских американцев забыло бы родную культуру и народный русский язык.
                 
     На примере материалов, связанных с В.М. Королевой, мы видим, что в архиве «Родины» отложились свидетельства культурно-просветительской деятельности русских эмигрантов.
     Создатели «Родины» не ставили своей задачей собрать документы по истории жизни эмиграции — музей в Лейквуде создавался как военный. Но сама многолетняя культурно-воспитательная и благотворительная деятельность общества «Родина» и привлечение к его работе видных общественных деятелей, педагогов, деятелей искусства, многие из которых завещали «Родине» свои архивы, — все это привело к тому, что собрание «Родины» стало ценнейшим хранилищем материалов о всех сторонах жизни русской эмиграции в разных странах (Европа, Америка, Китай, Тунис), от эпохи Гражданской войны до третьей четверти XX века.
     Отметим сразу, что при поступлении из Лейквуда материалы архива не были классифицированы и сгруппированы по тематике, и уже в Москве, в Российском Фонде Культуры начался их разбор и систематизация специалистами-историками.
     Эта работа продолжается и сегодня в рамках проекта Российского Фонда Фундаментальных Исследований и Дирекции президентских программ Российского Фонда Культуры.

Руководитель проекта Елена Чавчавадзе Вводное слово о проекте
Закрыть Вводное слово о проекте
В сериале «Русские без России» зрителю предлагается уникальная возможность узнать другую Россию, построить исторический мост над пропастью Гражданской войны, разделившей народ на красных и белых.

Авторы документального сериала проследили судьбы эмигрантов «первой волны» , преимущественно военной эмиграции. Они попытались понять, каковы были мотивы поступков этих людей, как сложилась их жизнь за пределами России, что дали они российской и мировой культуре. Это взгляд на трагедию целого народа через призму личной трагедии отдельных людей.

Главная ценность документального сериала, которая делает его сенсационным, - это монологи. Говорят русские изгнанники, прожившие большую часть жизни во Франции, США, Сербии, Чехии, Тунисе, последние живые свидетели и участники Белого движения, потомки его лидеров.

Съемочная группа объехала центры первой волны русской эмиграции в Европе, Соединенных Штатах. Использовалась историческая съемка, архивные документы и фотографии, которые герои фильма передали Российскому фонду культуры. Елена Чавчавадзе вспоминает, что русские эмигранты первой волны, доверившись, говорили перед камерой часами, их невозможно было остановить, как будто ждали восемьдесят лет, когда их спросят: «Как вы жили не в своей земле?»

/Фото Марины Горностаевой/
Новости

    • Призы и награды, полученные нашими проектами в 2016 году Читать далее
    • 11 июня 2015 г. в г. Ялте в актовом зале Гуманитарно-педагогической Академии была проведена военно-историческая конференция памяти П.Н. Врангеля. Предлагаем ашему вниманию видеоматериалы конференции. Читать далее
    • Наши фильмы получили несколько наград Международного телекинофорума «Вместе» Читать далее
    • «Царский подарок» — газета «Культура» о показе документального фильма «Романовы. Царское дело» Читать далее
    • «От царского дела – к общему…» — Литературная газета о фильме «Романовы. Царское дело» Читать далее
    • Сюжет новостей телеканала Россия о премьере фильма «Романовы. Царское дело» Читать далее
    • «Патриотизм на расстоянии» — интервью для газеты Парламентского Собрания Союза Беларуси и России Читать далее
    • «Цветы для Ивана Шмелева» — интервью Елены Николаевны Чавчавадзе газете «Культура» Читать далее
    • «Кремлевское дело» — газета «Культура» о съемках нового фильма, посвящённого династии Романовых. Читать далее
    • «Ильин день» — Интервью Елены Николаевны Чавчавадзе газете «Культура» (08.04.2013) Читать далее
    • «Где его 16 лет?..»-репортаж газеты «Культура» о юбилее Романовской династии и съемках нового фильма Читать далее
    • Елена Чавчавадзе: «Духовное крещение идёт незаметно, но мощно» — интервью Файл.РФ Читать далее